Физкультура для всех: для детей и взрослых

Физкультура для всех:
для детей и взрослых


гимнастические упражнения, оздоровительная и лечебная физкультура
Физкультура для всех: для детей и взрослых

Самовоспитание закаляет нервную систему

Рубрика: Всем

Самовоспитание закаляет нервную системуРассказывают, что однажды молодая мать спросила А. С. Макаренко, когда надо начинать воспитывать ма­ленького ребенка.

— А сколько вашему мальчику?

— Всего семь месяцев. — Семь месяцев? Вы опоздали ровно на семь месяцев.

Это кажется невероят­ным — воспитывать кро­шечное существо, которое едва начинает узнавать только одного-единственного, самого близкого че­ловека — мать. Но тем не менее начинать лучше всего именно в первые не­дели жизни. В эту пору формируются первые ус­ловные рефлексы — фун­дамент всех будущих возможностей и свершений человека на его жизненном пути. А как же быть с врожденными задатками? В педагогике существует выражение «tabula rasa» — «чистая доска», что подразумевает: ребенок — это чистая доска, на которую можно нанести любой узор, ребенку можно привить любые качества. Житейские наблюдения, однако, не всегда это подтверждают. Как объяснить, что в одной семье братья-погодки выросли совсем разными людьми? Что один вы­деляется среди братьев и сестер большой активностью, а другой — медлительностью? Конечно, существуют врожден­ные свойства нервной системы, но это не раз навсегда дан­ные свойства. Они изменяются, шлифуются или заостряют­ся в зависимости от жизненных условий.

И. П. Павлов для доказательства этой мысли поставил такой опыт. Он взял щенков с заведомо слабым типом нервной системы: они боялись любого окрика — и разделил их на две группы. Одних воспитывали на воле, свободно, без принуждений и строгих наказаний, а других — в нево­ле, не давали им резвиться, не играли с ними, не поощря­ли. Первые щенки сделались жизнерадостными, резвыми, от прежней их трусости не осталось и следа, щенки-узни­ки так и остались забитыми, пугливыми существами. А ведь исходные данные у них были одинаковые!

Время нередко зло шутит с теми, кто сомневается в возможности воспитания хорошей нервной системы. Пока ребенок мал, его как будто бы слитом рано «вводить в рамки», а когда он подрос и «сладить» с ним нелегко, тогда кажется, что уже поздно, теперь его не переделаешь. Й то и другое неверно, процесс воспитания и самовоспитания идет всю жизнь.

Основываясь на своих жизненных наблюдениях и на серии неопровержимо точных опытов, И. П. Павлов утвер­ждал: «Образ поведения человека и животного обусловлен не только прирожденными свойствами нервной системы, но и теми влияниями, которые падали и постоянно падают на организм во время его индивидуального существования и обучения в самом широком смысле этих слов…» Эта мысль мудрого физиолога открывает перед каждым чело­веком простор для совершенствования нервной системы, для ее воспитания, а если нужно — и переделки.

На площадке, вознесенной высоко под своды бассейна, появилась фигурка, прыгун готовится прочертить своим телом в воздухе сложную, переплетающуюся линию, вон­зиться в гладь воды. Он сосредоточен, напряжен. И вдруг — помеха. Посторонний шум внизу привлек внимание. Отло­жить прыжок? Переждать? Нет, законы тренировки этого не разрешают. Начал упражнение — доведи до конца, воспитывай себя на преодолении помех, воспитывай в себе решительность, уверенность, способность концентрировать внимание.

Когда много лет назад советские прыгуны с шестом далеки были от заветной четырехметровой высоты, один из рекордсменов укрепил возле своего дома планку на вы­соте 4 метров. Так он привыкал, хотя бы зрительно, к трудному рубежу. И настолько привык, что первым из советских спортсменов преодолел ее. Конечно, победу при­несла не только психологическая подготовка, но без нее, как показывает опыт, многого не достигнешь. Не случай­но специалисты разных видов спорта такое большое вни­мание уделяют психологической подготовке участников соревнований.

Если положить на землю бревно, но нему пройдет вся­кий. А стоит поднять то же бревно или доску на 20— 30 сантиметров над землей, как охотников станет значи­тельно меньше. Мешает страх, только страх, ведь техниче­ски-то задача не усложнилась!

Такой страх можно побороть самовнушением, рассуж­дением с самим собой, что условия задачи, собственно, не изменились, значит, и выполнить ее можно. Еще лучше помогает преодолеть робость коллектив, дух соревнования, естественное человеческое желание не отстать от других.

Нервная система укрепляется только в процессе пре­одоления трудностей, в ходе решения все усложняющихся задач. Не уходить в кусты, когда нужно мобилизовать си­лы процесса возбуждения или подготовиться к решитель­ному мигу, опираясь на надежную основу тормозного про­цесса!

Условия тренировки задает чаще всего сама жизнь. Нам остается лишь не укрываться в тихой гавани и трезвой оценкой обстоятельств вносить известные коррективы в реакции нервной системы, когда она начинает действовать не на высшем уровне, то есть без достаточного участия са­мых умных и сложных своих механизмов, расположенных в центрах коры головного мозга.

Когда японские волейболистки стали чемпионками мира, это было неожиданностью для большинства знатоков. Поражали необычайно быстрый рост мастерства японских спортсменок, отчаянная их самоотверженность и неутомимость в игре. Заговорили о секретах японских методов тре­нировки, о спортивном чуде. Накануне XVIII Олимпийских игр в Токио тренер стал более откровенным и рассказал, что главный его «секрет» — сосредоточить все силы и по­мыслы волейболисток на игре, поставить перед ними труд­ную задачу и не прекращать тренировки, несмотря даже на сильную усталость спортсменок, «секрет» — в воспитании умения преодолевать трудности. «Если ты в моло­дости не испытал трудностей, то их стоит купить за боль­шие деньги, ибо та трудность, которую ты преодолел, всегда будет вспоминаться тебе и помогать в борьбе жизнь» — в этой, хотя и странной для нас, форме тренер японской женской волейбольной команды выразил очень верную мысль.

Тот, кто занимается или занимался спортом, знает, что такое мертвая точка: силы исчерпаны, надо сходить с дис­танции. Но стоит преодолеть мертвую точку, как появляет­ся второе дыхание — словно открываются новые источники энергии. Преодоление мертвой точки — работа коры голов­ного мозга, потому что это состояние не признак действи­тельного истощения организма, а лишь свидетельство вре­менного перевозбуждения определенных участков нервной системы. Снять его можно усилием воли — то есть опять-таки не пассивностью, а активностью.

Второе дыхание появляется не только у спортсмена на дистанции. Если рассматривать его как психологический показатель, как свидетельство умения не пасовать перед трудностями, оно приходит к человеку не один раз на его жизненном пути, помогая преодолеть трудное, открывая новые горизонты, приходит, если человек внутренне готов к этому.

В спортивной практике встречаются и психологические мертвые точки, когда накоплен запас физических и техни­ческих возможностей для какого-то важного рубежа — для роста результата или выполнения норматива, а в решитель­ный момент успех ускользает. Так иногда стрелки на тре­нировках систематически выполняют нормы разрядника, а на соревнованиях регулярно выступают неудачно. Но сто­ит такому «неудачнику» выполнить стоящую перед ним задачу, как в дальнейшем он показывает устойчивые и высокие результаты при любых обстоятельствах.

Такой же психологический камень преткновения лежит иногда поперек дороги прыгунов в высоту и с шестом. Отработаны все технические приемы, развилась быстрота, сила мышц, а дело застопорилось. Нервная система не может собрать все навыки в единый кулак, не способна на предельное усиление. И тут полезно поставить ее в такие условия, чтобы не было пути к отступлению. В таких случаях прыгают через рвы и канавы, вместо легкой подвижной рейки укрепляют толстые жерди, фанерные щиты и другие вполне реальные препятствия. Угроза падения заставляет нервную систему «поднапрячься», и она совер­шает необходимое волевое усилие. Известно ведь, что в момент морального напряжения человек способен совер­шить чудеса физической силы и выносливости.

Если запланировать нервной системе совершение труд­ного и подкрепить это тренировкой, то со временем она привыкнет к таким заданиям. Тогда и без сигнала реаль­ной опасности она сумеет развить максимальное волевое усилие. Спортсмен возвращается к тренировке в обычных условиях, снова укрепляется рейка, но теперь в его рас­поряжении запас волевых усилий. Благодаря этому запасу он преодолевает мертвую точку и достигает желанного успеха.

Для стимулирования нервной системы прыгуны исполь­зуют вместо угрожающей неподвижной перекладины или ямы оптический обман — сдвигают стойки. Высота, кото­рую нужно преодолеть, та же, но кажется больше. Если на тренировках привыкнуть к этому психологически отяго­щающему фактору, то на соревновании будет намного лег­че, прибавится уверенность.

Огромное подспорье для нервной системы — твердый режим. Благодаря режиму нервная система настраивается на определенный ритм, она как бы заранее знает, когда ее ожидает самая напряженная работа, а когда передышка.

Не случайно аккуратность, внутренняя собранность от­личают многих выдающихся деятелей науки и техники. Иногда приходится слышать, что твердый распорядок дня несовместим, мол, с творческим трудом, который подчи­няется капризам вдохновения, а не часовой стрелке. Это абсолютно неверно.

В записях М. Пришвина есть такие строки:

«Завтра мне будет 77 лет, между тем как с малолетства среди братьев своих, да и вообще я был слабеньким, и от­того остерегался всегда сорить жизнью. Вот благодаря это­му я вошел в дело жизненного порядка. И теперь пони­маю, что не самое здоровье дает долголетие, а правильное расходование его («режим»). Но, конечно, сам режим должен быть слугой жизни, входить в поведение, как входит метр в ритм.

Упорядочение поведения таит в себе готовность прыж­ка, подобно тому, как делает это ласточка, бросаясь впер­вые из гнезда своего для полета».

Занятия спортом и физической культурой вносят в распорядок дня элемент организованности. Утренняя зарядка, твердые часы тренировки, укоренившаяся потребность хо­дить по воскресеньям на лыжах — все это приучает человека соблюдать режим. А главное, благодаря удовольствию, которое доставляет физкультура, режим утрачивает обре­менительную обязанность и становится привычкой, второй натурой.

Твердый режим, четкий распорядок дел — это верные помощники нервной системы в ее сложной деятельности. Штурмовщина, авралы, сменяющиеся затишьем,—злейшие враги. Организуя свой день, распределяя обязанности, надо считаться со своим привычным, устоявшимся темпом работы, потому что организм порой тревожно реагирует на любые отклонения от нормы, даже если ему предложено работать в более медленном темпе.


Уборка квартир домов и офисов в краснодаре уборка после ремонта краснодар.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.